Почему беременным не уступают место в транспорте?

Понятно, что время идет и мы не молодеем. Казалось, еще на прошлой неделе совсем пацанами без устали носились по улицам, дворам, паркам. Но к сорока годам как-то внезапно понимаешь, что былого запала уже нет. И вряд ли уж получится отбегать часов семь на улице. Сходил до магазина и обратно или поднялся пару раз на пятый этаж и вспотел, хоть и немного. И залысины какие-то появляются. Так и уходит молодость. Отбросим же лирику. И увеличим названный выше возраст раза в два. Получим 70-80 лет. А это уже бабушка или дедушка. Со всем букетом приобретенных болезней. Она идет тяжело, опирается на клюку, часто останавливается, чтобы перевести дух и не спеша двинуться дальше. Она не инвалид и не больна, по крайней мере, остро. Она просто стара. Слабые, совсем не молодые ноги, трясущиеся руки, подслеповатые глаза. Ей 200-300 метров до остановки как целое путешествие. А еще и стоять в автобусе?! Уступите место, не ленитесь! От вас не убудет. А ей хоть и маленькая, но радость. В пожилом возрасте кости остеопорозные, то есть истончены. И как следствие — недостаточно крепки. Там, где упал бы молодой, ничего не сломав, а если и сломав — через полгода не вспомнивший бы об этом, бабушка с высокой долей вероятности получает серьезный перелом. Часто приковывающий ее к постели. Возможно, навсегда.

На собственном опыте

Ну и вправду: поберегла бы малыша, не таскалась бы по троллейбусам и маршруткам. Никто вам, барышня, уступать место не обязан. Ваша беременность – ваша проблема. И ребёнка заводить вас никто не заставлял – сами захотели. Ишь, место ей уступи. Молодая, постоит. Беременность не болезнь!

Всё это с выражением написано на лицах многих пассажиров. А она стоит. И никого не просит уступить место. Потому что выражение лиц такое, что лучше постоять. Беременность же не болезнь. И водитель на ситуацию не реагирует. Ему за дорогой надо следить.

Вдруг – резкое торможение: машина, что ехала впереди, внезапно сбросила скорость и остановилась. Весь салон по инерции мотнуло сначала в одну сторону, потом в другую. И беременную, которая стоит, тоже. Кого‑то задела огромным животом («Женщина! Вы смотрите, куда падаете!»), слёзы на глазах (потому что и у здорового человека мышцы болят при резком движении).

Она всем мешает. Потому что все в маршрутке понимают, что место надо уступить. Но не хочется. А она стоит немым укором. И никто её не просил беременеть, сама решила. А беременность не болезнь!

Это, конечно, картинка утрированная, собирательная. Но её вариации я ежедневно наблюдаю в белгородском общественном транспорте. Справедливости ради скажу, что и уступают место будущим мамам не так уж редко. Но чаще – отводят глаза. Стараются не замечать. И от этого как‑то пакостно на душе. Потому что я этих женщин понимаю: у меня трое детей, и много раз бывало, когда в маршрутке все сидячие места были заняты, и стояла я одна. С пузом. А все отводили глаза.

Тему эту люди очень любят обсуждать в соцсетях. От комментариев порой случается нервный тик: люди не просто негативно, а с какой‑то бешеной агрессией нападают на беременных, которые осмелились войти в общественный транспорт. Ну, чтобы в поликлинику, например, съездить.

Народ, вы в курсе, что будущие мамы в женскую консультацию должны ходить ежемесячно, ещё и анализы сдавать раз-два в месяц, а не все поликлиники расположены возле дома? В магазин иногда тоже надо смотаться. И другие дела у беременных есть, представляете? Особенно когда в семье ещё есть дети и с ними надо в школу, в кружок, на тренировку, в магазин и обратно. А бабушки есть не у всех. И мужья, как правило, в рабочее время работают. И личное авто не во всех семьях есть. В общем, представим ситуацию, что этой несчастной беременной куда‑то непременно надо съездить и никто за неё это сделать не может. Вот и приходится лезть в автобус или троллейбус.

Народ у нас любит всем советовать, как жить. Журналистам – как писать. Учителям – как детей учить. Врачам – как лечить. Ну и так далее. Вот с такой логикой многие и живут. Тяжело во время беременности ездить в транспорте? Сиди дома или езди на такси. Или пусть муж тебя на машине возит. А если не заработал на машину, то чего детей заводить и ныть потом, что денег не хватает.

Ага, у вас, диванных экспертов, не спросили.

Вы‑то сами почему в маршрутке ездите? А не в такси и личном авто? Судить других – оно завсегда легче и приятнее. Потому что от других всегда какой‑то себе, любимому, дискомфорт получается. Только урвёшь местечко в автобусе, расслабишься, а тут – беременные, бабульки с дедульками, мамаши с маленькими детьми… И все на тебя смотрят выжидательно.

Оппоненты обычно говорят: а если человек больной едет (на лице‑то не написано, что ему плохо) или рабочий с ночной смены? Почему они должны уступать? Да, не должны. Только я очень сомневаюсь, что с утра до вечера в маршрутках и троллейбусах ездят рабочие после ночных смен. Не утрируйте, товарищи.

Пассажиры с детьми

Все мы были маленькими. И, естественно, любили сидеть на ручках у мамы или папы. И в транспорте тоже. Но нужно понимать, что пассажиром с детьми является не каждый таковой пассажир. Речь идет о совсем маленьких детишках, которые еще не ходят или начинают ходить. И до 6-7 лет, я думаю. Опять-таки обратимся к физиологии. С младенцами всё понятно. Но и ребенка 2-3 лет в автобусе лучше усадить на руки, он же при начале движения не удержится и лоб расшибет. Ребенка, стоящего в толпе, могут элементарно покалечить, наступить на него или случайно задавить массой. По себе помню, что где-то в восьмилетнем возрасте отец уже просил меня уступать другим место. Но я тогда уже точно соображал, что творится вокруг, что такое поручень и куда надо выходить.

Конечно, закона «уступать место» нет и никогда не будет. Но мораль и человечность должны быть и соблюдаться. Поэтому вы, да-да, именно вы, отвлекитесь от своего гаджета, выньте из ушей наушники и оглядитесь. Просто оглядитесь по сторонам. И, если того требует ситуация, встаньте и уступите место.

Беременные женщины

И как бы вроде понятно, что беременная, стоять тяжело, токсикоз и прочие «чудесности» беременности. Нам не понять, мужикам в смысле. Но мы попробуем. Довольно большой и тяжелый живот, отекающие ноги, тошнота и головокружение. Вряд ли такое самочувствие располагает к стоянию и передвижению. Ей бы лежать где-нибудь в спокойствии и прохладе. Но нет, в поликлинику надо, в магазин надо. А некоторым еще и на работу надо. А что муж? Он, даже если очень хочет, не всегда отвезти-привезти может, тоже работает, знаете ли.

А представим на фоне всего вышеизложенного еще и нестандартную ситуацию. Внезапную. Резкое торможение или удар. Аксиома: стоячие в такой ситуации всегда страдают больше. И такое падение, помноженное на другие действующие в этой ситуации силы, может закончиться фатально для будущего человечка. Да и детородная функция у данной матери может сильно пострадать, вплоть до абсолютного бесплодия.

Ну что, поехали кататься!

Пока шла к остановке, стала входить в роль, шагая грузной походкой. В первом подъехавшем троллейбусе свободных мест было много, и я сразу заняла положенное «льготное» сиденье у входа. Девушка рядом внимательно меня осмотрела и отодвинулась поближе к окну, чтобы, видимо, не задеть. Через остановку она предупредила о намерении выходить. Подъезжая к центру города, на выход засобиралась и я. Когда поднялась, сидящая напротив старушка заохала: «Аккуратней, милая моя!»

Первые разочарования настигли меня уже в следующем троллейбусе, правда, более оживленном. В нем еле протиснулась к сиденьям. Все занято! Ищу потенциальную «жертву». Дети, женщина лет 50 и пенсионерка… А вот молодые мужчины — вариант подходящий. Нависаю со своим «багажом» как раз над ними. Один, увидев меня, загадочно заулыбался, но когда заметил живот, его взгляд тотчас же потух. Мужчина быстро просканировал салон: на противоположном сиденье находились еще два представителя сильного пола, они ведь тоже могут уступить, так что со спокойной совестью можно ехать дальше. Или лучше сразу заснуть, что «вежливый» пассажир и сделал.

Встала возле еще одного «уснувшего» парня. Спал он душевно, развалившись на сиденье, далеко вперед выставив ноги и нацепив большие наушники. Мои пристальные взгляды и вздохи пробуждению не помогали. Тогда в ход пустила «тяжелую артиллерию» — как бы случайно задела соню сумкой. «Спящий красавец» едва приоткрыл глаза и продолжал стойко держать оборону.

Не хотелось вставать и его соседу — достаточно представительному мужчине, но через остановку, когда совесть окончательно замучила, спросил: «Садиться будешь?» После этого предложения, сделанного с грубой интонацией, захотелось выйти, что я и сделала.

Пересела в автобус. Стала возле девушки, которая смотрела на мое интересное положение в упор. Подумала: а не сполз ли у меня реквизит? Убедившись, что все в порядке, была уверена, что девушка вот-вот уступит место. Но не тут-то было: она даже не шелохнулась. Через полминуты не выдержала женщина рядом с ней: «Садитесь, пожалуйста!» Поблагодарив, устроилась поудобнее и продолжила свое исследование.

Инвалиды

Вернее, люди с ограниченными возможностями. И в данном случае совершенно не важна причина — увечье, врожденный порок или общее заболевание. Важен сам факт: человеку признают ограничение тех или иных ситуаций, нагрузок. Так почему же не уступить ему место? Инвалидность, она как бы не всегда видна. Хотя сейчас и при отсутствии ноги не всегда уступят. Так и будешь на костылях балансировать, проклиная наши «ровные» дороги. Но ведь у человека может быть порок сердца, удалено одно легкое после ранения и прочие «невидимые» состояния. А с этими «бонусами» тоже стоять и ходить нелегко. Помните об этом. И если вас просят уступить инвалиду, то не надо страдальчески вздыхать и подозрительно коситься — нормальный человек притворяться не будет.

Мнение

Психолог медико-психологического отделения областного клинического центра психиатрии и наркологии Ирина Сурган:

— Любое поведение в социуме зависит от тех норм и правил, которые в детстве прививали родители. Однако не в каждой семье учат уступать место старшим, объясняют, что беременным, пожилым людям тяжело стоять в автобусе, формируют уважительное отношение к инвалидам и т.д. Нередко эту роль берут на себя пассажиры, и тогда поездка в транспорте начинает напоминать своеобразную «эмоциональную травлю».

Как правило, не уступают места в транспорте люди с низкой психологической культурой и социальной ответственностью, а также склонные к протесту личности, которым тяжело гибко реагировать на изменяющиеся ситуации, эмоционально и морально незрелые, с несформированной системой нравственных ценностей и приоритетов.

От каждого конкретного человека в переполненном автобусе будет зависеть, пройдет ли поездка в атмосфере взаимной вежливости, когда мы внимательны и терпимы друг к другу, либо в атмосфере эмоциональной напряженности и обиды. В случае плохого самочувствия, усталости, болезни гораздо проще попросить уступить место и искренне за это поблагодарить, вместо того, чтобы злиться на окружающих.

На взгляд медика

Беременность – очень сложный механизм, говорит Людмила Кропанина, врач общей практики, заведующая отделом медицинской организации областного Центра мед профилактики. Она более десяти лет проработала в родильном доме неонатологом – врачом, который следит за здоровьем новорождённых детей.

«В этот период, – поясняет она, – в организме женщины происходят серьёзные перемены. Поэтому огромную роль играет обстановка, в которой женщина вынашивает ребёнка, её психоэмоциональное состояние. Если мама получает негатив, если она расстроена – это самым непосредственным образом отражается на малыше».

А теперь – о транспорте. Когда вы заходите в троллейбус или автобус, обратите внимание на таблички над первыми рядами кресел. Там указано, что это места для пассажиров с детьми, беременных и инвалидов. Такие указатели есть во многих троллейбусах и автобусах. Это предусмотрено правилами перевозки пассажиров.

«Поэтому беременные и пожилые люди не должны никому ничего доказывать и ни у кого ничего просить: эти места – для них! – считает Кропанина. – Другое дело, что ни пассажиры, ни даже водители об этом не думают. И многие пассажиры недовольны, если их просят уступить даже эти места. А должно быть так: я не пожилой человек, не инвалид, не беременная – значит, я туда не сажусь. И если занимаю это место – уступлю».

Первая половина беременности более критична, чем вторая, потому что редко проходит без повышенного тонуса и всегда есть угроза выкидыша. Токсикоз опять же. А живот ещё не вырос. И вот стоит такая будущая мама в автобусе, её тошнит, в животе спазмы, голова кружится, попросишь место уступить – получишь в ответ такое… Никто ж ведь не поверит, что беременная. А сесть бы ей надо, потому что женщина может и сознание потерять.

«Что такое тонус? Это сужение сосудов матки, – комментирует доктор. – Его могут спровоцировать много факторов: и переживания, и физические нагрузки, и недостаток кислорода, и тряска в автобусе. А если сосуды сужены, то малышу поступает мало кислорода, это может вызвать гипоксию (кислородное голодание) плода. На ранних сроках беременности, когда как раз формируются нервная система и внутренние органы, гипоксия очень опасна. Она может привести к болезням нервной системы, замедленному развитию ребёнка, даже к физическим аномалиям».

Более того, учёные уже доказали, что трудности в школе и проблемы с поведением, гиперактивность – это тоже следствие внутриутробного кислородного голодания. Каждый стресс для матери – это прежде всего стресс для ребёнка.

«Если тонус матки возникает во втором (с 3-го по 6-й месяцы) и третьем (с 7-го по 9-й месяцы) триместре беременности, – нужно максимально снизить физическую активность, – продолжает Людмила Кропанина. – Малыш, который недополучает кислорода, беспорядочно мечется внутри матки, это вызывает у женщины боли и другие неприятные симптомы. А главное – может привести к преждевременным родам, выкидышу на позднем сроке».

В третьем триместре беременности женщине тяжело стоять потому, что плод уже крупный, малыш давит на диафрагму, поэтому будущей маме тяжело дышать. Даже небольшая физическая активность вызывает усталость и одышку. Да и сидеть при этом тяжело – так давление на диафрагму ещё больше возрастает, поэтому часто женщины на последних сроках и не садятся в транспорте. Тут главное – дать женщине возможность стать в такое место, чтобы её не толкали и не было сильной тряски в автобусе. Будущей маме тяжело держать равновесие – ведь она несёт дополнительные 10 кг может легко упасть, потерять сознание.

«Даже сами женщины порой забывают, что во время беременности более остро реагировали на всякий негатив, чаще плакали, обижались на что‑то. За это ответственны гормональные изменения, которые происходят в организме. Беременную очень легко обидеть, достаточно грубого слова. Потом, к концу беременности, гормональный фон стабилизируется, чувствительность уравновешивается, но, как мы уже говорили, любой негатив может вызвать у будущей мамы слёзы и обиду. А ведь малыш всё это чувствует!»

Делаем вывод. Беременность не болезнь, но тряска, толкание, нарушение равновесия, риск упасть или удариться, эмоциональный дисбаланс – всё это может серьёзно сказаться на здоровье малыша.

«Уступить место будущей маме – это значит поберечь будущего ребёнка. Женщина, безусловно, должна чувствовать и понимать, когда можно отправиться куда‑то на общественном транспорте, а когда от поездки лучше отказаться, – убеждена доктор. – А тех, кто пишет негативные отзывы о том, что никто ничего беременным не должен… Мне кажется, что эти люди погрязли в глубоких комплексах. Возможно, окружающие их воспринимают не так, как они сами хотят и мечтают».

Корреспондент «Белгородской правды» делится личными наблюдениями и советуется с доктором

В относительно полную маршрутку входит молодая будущая мама. Все сидячие места заняты. Народ, едва завидев её, начинает отводить глаза и тщательно изучать заоконные пейзажи. Знакомая ситуация?

Петрозаводский врач о том, почему надо обязательно уступать место беременным в транспорте

«Осторожно, двери закрываются! Уважаемые пассажиры, уступайте места беременным женщинам, инвалидам, пассажирам с детьми!» Знакомые нам всем слова гулким и слегка трескучим голосом разносятся по общественному транспорту до сих пор. А ведь были записаны еще в Союзе. И соблюдались они тоже там, к сожалению. То, что было по сути возведено в ранг закона, сейчас остро обсуждают, дискутируют. Приплетают права женщин и человека. Беременного человека, да простят меня трансгендеры.

Я воспитывался в обычной советской семье. И у меня даже вопросов не возникало, почему в автобусе или метро надо уступить место вот этой старой бабушке. Или плохо идущему дедушке, который с трудом опирается на потертую трость. Ну или беременной женщине, которая, держа пакеты, как-то еще умудряется поддерживать свой немаленький живот. И я уступал. Сначала по указке родителей, а потом сам. Но всегда. И везде, то есть в любом транспорте. Ну как в любом? Я просто давно не пользуюсь (тут-то уж точно) автобусами и троллейбусами, передвигаясь на личном автомобиле. Но в метрополитене мегаполисов я предпочитаю стоять, даже если есть свободные места.

Да, я уступаю всегда, таково воспитание. Но давайте забудем про него. И про мораль. И даже про гендерное неравенство, стремящееся к равенству. И… нет, не будем действовать про принципу «кто первый сел, того и тапки!» В смысле, место. И про «я же заплатил!» А попробуем рассмотреть данную проблему с физиологической точки зрения.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Материнство